Еще одна молитва о Мэтью
Учебные материалы


Еще одна молитва о Мэтью



Карта сайта salesbeat.ru

Мастурбация свойственна пубертатному периоду, и если он затягивается, затягивается и эта нарциссическая привычка. Случается, что она становится ключевым фактором, приводящим к гомосексуальному образу жизни, как будет рассказано позже.

В некоторых случаях, однако, бывает, что в основе ее лежит детская травма, связанная со страхом и тревогой. В этом случае следует говорить о мастурбации, провоцируемой страхом, а не просто похотью. Ребенок не получает любви от матери или кого-то еще, кроме себя, и с тревогой хватается за свои гениталии. Доктор Франк Лэйк, христианский психиатр и психоаналитик, утверждает, что детский страх проявляется как болезненная напряженность в области гениталий. При этом он цитирует Кьеркегарда, который заметил, что с возрастанием страха возрастает и чувственность. Это, прежде всего, страх разрыва с матерью. В таком состоянии ребенку грозит утрата ощущения как благополучия, так и собственного бытия вообще.17

Задача душепопечителя состоит в том, чтобы помочь человеку не только освободиться от самой привычки, но и научиться проявлять терпение и понимание к самому себе. Исцеление наступает всегда, стоит только человеку обрести свою идентичность и войти в тесные отношения со Христом. Кроме того, даже притом, что данная привычка имеет патологическую основу, человек, искренне стремящийся к цельности, должен сознательно оставить ее. Мастурбация всегда сопровождается чувством отвращения и даже ненависти к себе и способствует снижению самооценки. Таким образом, она серьезно мешает преодолению третьего барьера на пути к внутреннему исцелению, то есть, к принятию себя и умению правильно любить себя.

Человек, втянувшийся в цикл обусловленной страхом мастурбации, должен понимать, что из-за отсутствия правильных отношений с другими людьми этот цикл вызывается любовью, направленной на себя. И наоборот: и эта привычка, и обращенная на себя любовь препятствуют установлению правильных отношений с другими. Такой человек нуждается в освобождении от чувства вины, и чем быстрее он покается в ложной любви к себе, тем скорее наступит его исцеление. В то же время он должен научиться великой добродетели терпения к себе и способности прощать себя в случае падения.

Однако эта привычка целительна сама по себе, и я объясню почему. Однажды я консультировала одного молодого человека, который на протяжении всей своей жизни страдал от стыда и неспособности принять себя из-за приступов навязчивой мастурбации, обусловленной тревогой и страхом. Он вырос в благочестивой католической семье, и тем тяжелее было испытываемое им чувство вины. В поисках помощи сыну его мать стала руководителем молитвенной группы и посещала Школу пастырского попечения. На одной лекции в этой Школе я говорила о том, что самые замечательные исцеления, свидетелем которых я была, касались отвержения, которое младенец испытывает еще до рождения. Услышав это, она сразу подумала о проблеме сына. Из-за обстоятельств жизни она не хотела рожать его. Всего у нее девятеро детей, а во время седьмой беременности ее здоровье серьезно пошатнулось. Чувствуя, что не сможет выносить еще одного ребенка, она горько оплакивала свое положение. Ее охватило такое ужасное одиночество, что даже муж не мог помочь ей. Все едва не закончилось суицидом, но, в конце концов, вся семья обрела Бога. Ко времени рождения сына, несмотря на нервное истощение, она была готова с любовью принять и нянчить его.



Он с детства нуждался в особом подходе и наблюдался у психиатра. Когда он по настоянию матери пришел ко мне на консультацию, он не знал о том, что его зачатие она восприняла с разочарованием. Себя он считал просто похотливым и сексуально озабоченным, отчего боялся своего полового влечения и желания жениться. После его рассказа о ненависти к себе и неодолимой тяге к мастурбации мы приступили к молитве.

Нам почти с самого начала открылась его «травма рождения». Он стал видеть, будто проходит родовые пути и ощущает при этом страшное одиночество. Казалось, мы оставались в этом воспоминании необычайно долгое время, и чувство отвержения, которое он испытывал, было очень глубоким. Голосом, полным тревоги и страха, он описывал свои ощущения: «Мне так одиноко! Я совершенно один». Мы призвали Господа войти в это воистину ужасающее одиночество и попросили Его крепко прижать младенца к Своей груди. Мы пребывали в Его присутствии до тех пор, пока юноша не получил наконец исцеления. Долгий жизненный период, когда он хватался за гениталии всякий раз, испытывая тревогу и одиночество, завершился победой.

Так и привычка Мэтью была не просто затянувшейся детской игрой в секс или свидетельством незавершившегося периода пубертата, но стала следствием детских страхов и тревоги и была связана с болью отсутствия любви в отношениях, даже самих отношений. Он занимался этим сколько себя помнил. Освобождение от этой привычки наступило тогда, когда он сумел принять себя. Помогла ему в этом утверждающая любовь Бога и братьев и сестер во Христе.

Однако, как это нередко бывает в подобных случаях, свою роль сыграла и похоть.18 Вместе с молитвой об исцелении от самой мастурбации Мэтью нуждался и в молитве об избавлении от похоти. Эта молитва обратила в бегство дух секса (похоть), который воспользовался потребностью Мэтью во внутреннем исцелении и поработил его похоти. Но прежде, чем начинать молиться такой молитвой, человек должен сделать радикальный выбор. Мэтью должен был решить больше никогда не позволять похоти и фантазиям проникать в его разум.

Удивительно, как часто человеку бывает трудно сделать этот выбор. Помните повесть К.С. Льюиса «Великий развод»? В ней есть эпизод, в котором говорится о Призраке, на плече которого сидит красная ящерка похоти и постоянно что-то шепчет ему на ухо. Пламенный Ангел призывает его избрать Небеса и радость, но ящерка, конечно, пытается ему помешать. А когда Ангел предлагает Призраку убить ее, тот начинает колебаться в нерешительности, то якобы не желая беспокоить Ангела, то обещая самостоятельно разделаться с нею «постепенно и потихоньку».20 Ангел уверяет Призрака, что такими методами от нее не избавиться. Наконец, Призрак взывает о помощи к Господу, и Ангел избавляет его от нее.

«Пламенный Ангел схватил ящерку огненно-алой рукой, оторвал и швырнул на траву». 21

Призрак начинает превращаться в огромного, не меньше самого Ангела, человека с золотыми волосами, а ящерка – в серебристо-золотого коня с золотой гривой и золотыми копытами. Эта картина исполнена глубокого значения и показывает нам ту прекрасную реальность, суррогатом которой представлялась извивающаяся ящерка похоти. Пагубная привычка и похотливые фантазии угрожают не только духовной жизни христианина, но и извращают подлинное воображение, скрывая от него серебристо-золотого коня.22

Мэтью предпочел радость вожделению, и силой молитвы мы обратили красную ящерку в бегство.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная