Глава 32 Маленькой КРЮК
Учебные материалы


Глава 32 НЕБОЛЬШОЙ КРЮК



Карта сайта na-kartu.ru

— Доброе утро, Таниа, — сказал он.

— Вы немного припозднились сегодня, господин мой, — заметила она.

— Да… — Ротан потер лицо руками и принялся заваривать суми. Отметив, что Таниа внимательно наблюдает за ним, он вздохнул. — Я урезал дозу до одной десятой.

Она ничего не ответила, только одобрительно кивнула.

— У меня есть новости. — Она сделала паузу и, когда Ротан выжидающе посмотрел на нее, улыбнулась, словно извиняясь. — Я боюсь, что вы переполошитесь.

— Расскажи, пожалуйста.

— Сегодня утром университетские уборщики жаловались, что один из коридоров был весь заляпан какой-то вонючей жидкостью. Я спросила их, откуда она взялась, и они начали ворчать, что ученики опять устроили драку. Они не хотели говорить, что за ученики, — то есть при мне не хотели, — так что мне пришлось побеседовать с одной молодой служанкой и вытянуть из нее эту историю. Так вот, похоже, что вчера вечером Реджин подговорил приятелей вместе напасть на Сонеа. Я тут же побежала к Виоле. Она сказала, что не заметила, чтобы Сонеа пострадала.

Ротан сдвинул брови.

— Сонеа не так-то просто одолеть. — Тут он понял, что могло произойти, и стукнул кулаком по столу. — Но если несколько человек вместе истощат ее Силу, Реджин сможет вить из нее веревки.

Таниа резко втянула воздух.

— Вы же не думаете, что он может причинить ей вред?

— Надеюсь, он понимает, что после этого вылетит из Университета как пробка! — прорычал Ротан.

— Почему Высокий Лорд не прекратит это безобразие? Может, он не знает? Скажите ему!

Ротан покачал головой.

— Знает. На то он и Высокий Лорд, чтобы знать все, что происходит в Гильдии.

— Но… — Раздался стук в дверь, и Таниа замолчала. Ротан с облегчением открыл дверь. Появившийся посланник протянул Ротану письмо, поклонился и вышел.

— Письмо для Сонеа. — Ротан посмотрел на обратный адрес. — От ее родных.

Таниа подошла поближе.

— Разве они не знают, что она больше не живет у вас?

— Нет. Когда она переезжала, она боялась, что Реджин будет перехватывать ее письма. А с тех пор как она перебралась в Резиденцию, у нее, наверное, просто не было времени связаться с родственниками.

— Хотите, я отнесу ей письмо? — предложила Таниа.

Ротан удивленно взглянул на нее. Он все время забывал, что у других людей нет причин бояться Аккарина.

— Ты?

— А почему нет? Я так давно ее не видела.

Впрочем, лучше, чтобы Аккарин не видел, что служанка Ротана носит Сонеа письма.

— Если ты отнесешь письмо в Резиденцию, она получит его только вечером. Я слышал, что она проводит выходной день в Ученической Библиотеке. Ты не могла бы занести письмо туда?



— Конечно. — Таниа положила письмо в карман. — Сейчас отнесу посуду на кухню и загляну в библиотеку.

— Ох! Мои ноги! — в который раз пожаловался Тайенд и рухнул на камень. Дэннил тихо засмеялся.

— Это вы рвались взглянуть на развалины. Я вас не тащил.

— Дем Ладейри так расписывал их! — Тайенд хлебнул воды из фляжки. — Он говорил, что это совсем близко!

— Дем просто забыл упомянуть о том, что нам придется лезть вверх по скалам. И о том, что веревочный мост местами разрушен-

— Ладно, не будем его порицать. Он честно сказал, что последний раз ходил сюда очень давно… Левитация, должно быть, полезная штука!

— Временами да.

— Но вы и без нее дышите очень спокойно. Почему?

Дэннил улыбнулся:

— Левитация — не единственная полезная штука, которой нас учили в Гильдии.

— Вы исцеляете сами себя? — Тайенд кинул в него мелким камешком. — Это нечестно!

— Ах нечестно? Так, значит, вы отказываетесь от моих услуг?

— И не надейтесь! Почему это вам должно быть легче?

Дэннил вздохнул с притворной покорностью.

— Ну, давайте сюда запястье. — К его удивлению, Тайенд без колебаний протянул ему руку, но, когда Дэннил приложил ладонь к коже, Тайенд крепко зажмурил глаза.

Направив мягкий поток целительной энергии в тело Тайенда, Дэннил снял напряжение с натруженных мышц. Целители не одобрили бы такое расточительство. Тайенд не был болен, он просто не привык к сильным физическим нагрузкам. Впрочем, ему раньше не приходилось подниматься в горы.

Дэннил отпустил его руку. Тайенд встал и потянулся.

— Потрясающе! — воскликнул он. — Словно и не уставал! — Он подмигнул Дэннилу и махнул рукой. — Ну, пошли. У нас не так много времени.

Посмеиваясь, Дэннил последовал за ним. Через несколько сотен шагов Тайенд взобрался на перевал и остановился. Поравнявшись с ним, Дэннил увидел развалины Ардже.

Небольшой город был разрушен почти до основания. Прямоугольники фундаментов, разбросанные по пологому склону, отмечали места построек. То тут, то там виднелись полуразрушенные колонны. В самом центре развалин возвышалось единственное уцелевшее сооружение — большое здание без крыши, сложенное из массивных глыб. Покинутый город весь зарос травой.

— Вот он какой, Ардже, — пробормотал Тайенд. — Немного же от него осталось.

— Этому месту больше тысячи лет.

— Пойдемте посмотрим поближе.

Тропинка, спускавшаяся к городу, вскоре превратилась в заросшую травой дорогу. Она вела прямо к центральному зданию. Дэннил и Тайенд остановились, чтобы обследовать дома вокруг.

— Как вы думаете, это были общественные бани? — спросил Тайенд, осматривая помещение с длинными каменными скамьями, в которых были проделаны отверстия.

— Скорее, кухня, — ответил Дэннил. — Сверху ставили кастрюли, а внизу разводили огонь.

Когда они подошли к главному зданию, Дэннил заметил, что в воздухе стоит какая-то необычная тишина. Пройдя под каменной аркой, они оказались в просторном зале. Трава и мох почти полностью покрывали пол, когда-то выложенный каменными плитами.

— Интересно, что это за здание? — Тайенд рассуждал вслух. — Наверняка здесь было что-то важное. Дворец, например. Или храм.

Они свернули в зал поменьше, и Тайенд рванулся к стене, покрытой резьбой.

— Здесь что-то написано! — воскликнул он, счищая мох. — Что-то про законы.

Дэннил пригляделся и вздрогнул от волнения, заметив высеченный знак, изображавший руку.

— Посмотрите!

— А! — сказал Тайенд, едва взглянув. — Это просто иероглиф, обозначающий магию.

— В древнеэланском рука означала магию?

— Да, как и во многих других древних языках. Некоторые лингвисты полагают, что современная буква «м» — видоизмененное изображение руки.

— Значит, половина титула Короля Чаркана означает магию? А что значит полумесяц?

Тайенд пожал плечами и прошел дальше вдоль стены.

— Лунная магия. Ночная магия. Магическая сила зависит от фаз луны?

— Нет.

— Может быть, это связано с женщинами. Женская магия… Посмотрите-ка сюда!

Тайенд резко остановился и указал вверх, туда, где кусок стены отвалился, оставив только фрагмент надписи. Но Тайенд показывал не на древние письмена. Под надписью было выведено хорошо знакомое им имя, причем в современном написании.

Они помолчали.

— Дем Ладейри не говорил, что Аккарин поднимался к развалинам, — сказал Тайенд.

— Может, он забыл. Может, Аккарин ему не сказал.

— Нас он очень убеждал сходить сюда.

Дэннил долго смотрел на подпись, затем перевел взгляд на соседний участок стены.

— А что говорит древняя надпись?

Тайенд вгляделся.

— Погодите, сейчас разберу…

Он принялся осматривать надписи на камне. Дэннил огляделся. Под подписью Аккарина находилось резное изображение арки. Или?.. Он очистил стену от мха и улыбнулся.

Тайенд тихо ахнул.

— Здесь написано, что это…

— Дверь, — закончил за него Дэннил.

— Вот именно! — Тайенд постучал по стене. — И она ведет в какую-то пещеру. Интересно, можно ли ее открыть.

Дэннил попробовал обследовать дверь магическим чутьем. Он обнаружил простой открывающий механизм. Привести его в действие можно было только изнутри или при помощи магии.

— Отойдите-ка.

Тайенд отступил в сторону, и Дэннил напряг волю. С громким скрежетом устройство пришло в действие, и, несмотря на плотный дерн на полу, дверь медленно повернулась, открывая путь в темный коридор.

Когда дверь открылась достаточно, чтобы мог пройти человек, Дэннил отпустил механизм, боясь повредить его. Он посмотрел на Тайенда.

— Заглянем внутрь? — прошептал тот. Дэннил покачал головой:

— Я пойду один. Там может быть небезопасно.

Тайенд, казалось, готов был возразить, но передумал.

— Я пока переведу надпись.

— Я вернусь за вами, как только пойму, что там безопасно.

— Жду с нетерпением.

Дэннил проскользнул внутрь и засветил магический шар. На стенах коридора надписей не было. Сначала ему пришлось продираться через свешивающиеся корни, но через несколько шагов они исчезли.

Коридор уходил вниз. Воздух становился заметно холоднее. Потолок нависал и давил, и Дэннил скоро ощутил знакомый дискомфорт. Он пошел медленнее, глубоко дыша и считая шаги. Через двести шагов стены закончились, но поверхность под ногами уходила вперед, как мостик, переброшенный через тьму. Дэннил осторожно ступил на него, готовый в любой момент перейти к левитации, если мостик вдруг обрушится. Судя по эху шагов, пропасть была глубокой.

Через десять — двенадцать шагов мостик расширился, образуя круглую площадку. Дэннил зажег свет поярче и ахнул.

Свет отражался от блестящего купола. Его поверхность сверкала, словно ее украшали тысячи драгоценных камней.

— Тайенд, — позвал он. — Вы только посмотрите на это чудо! — Дэннил послал по проходу маленькие шарики света.

Краем глаза он уловил движение. Внезапно одна часть купола заблестела ярче. На ее поверхности появлялись ручейки света и устремлялись друг к другу. Дэннил завороженно следил, как они сливаются вместе. «Похоже на барьер Арены после удара, — додумал он, — только наоборот…»

Инстинкт не подвел его, и Дэннил вскинул щит — как раз вовремя, чтобы отразить удар сверху. Он вскрикнул от изумления — удар был очень сильным — и тут же получил еще более сильный удар с другой стороны. Он взглянул на купол и увидел, что он поблескивал там, откуда был нанесен удар, — и еще два «драгоценных камня» светились все ярче и ярче…

Он шагнул к мостику и почувствовал сопротивление. Сделав еще шаг, он остановился. Невидимый барьер преграждал ему путь. Что происходит? Кто это делает?

Но здесь больше никого нет. Только Тайенд. Дэннил посмотрел в коридор, но он был пуст. Под градом ударов Дэннил, протянул руки и нанес удар по барьеру. Барьер не дрогнул. Может быть, если он вложит всю силу… но ему нужна сила, чтобы защищаться.

Дэннила охватила паника. Его силы убывали с каждым ударом. Как долго это будет продолжаться? Если он промедлит, это место — эта ловушка! — убьет его.

«Думай!» — приказал он себе. Удары, исходящие от купола, были направлены в центр площадки. Если он прижмется к барьеру, он, возможно, избежит первых двух-трех ударов. А если после этого он сбросит щит и вложит всю Силу в удар по барьеру, тот может рухнуть прежде, чем купол ударит снова.

Ничего лучше Дэннил придумать не смог. Закрыв глаза, он плотно прижался к барьеру, несмотря на боль, которую тот причинял ему. Глубоко вздохнув, он одновременно сбросил щит и высвободил всю свою силу в одном решающем броске.

Барьер вздрогнул. В ту же секунду Дэннил почувствовал, что полностью обессилел. Он приготовился встретить боль, но вместо этого начал падать. Он открыл глаза, но перед ним была лишь темнота… а он все падал, падал, падал…

— Леди Сонеа!

Сонеа подняла голову, и сердце ее дрогнуло.

— Таниа!

Улыбка пожилой служанки вызвала в памяти долгие утренние беседы, и Сонеа поняла, как она соскучилась. Она подвинулась, и Таниа присела рядом.

— Как поживаете? — спросила Таниа. По выражению ее лица Сонеа догадалась, что та не ждет радостного ответа. Она заставила себя улыбнуться.

— Хорошо.

— Вы неважно выглядите. Сонеа пожала плечами:

— Поздно ложусь. Приходится столько заниматься! А у тебя как дела? Ротан тебя совсем загонял?

Таниа усмехнулась.

— Вот еще, загонял. — Она понизила голос. — Он очень скучает.

— Я тоже по нему скучаю… и по тебе.

— У меня для вас письмо, госпожа моя, — сказала Таниа, доставая письмо из складок одежды. — Ротан сказал, что это от ваших родных и что вы, наверное, захотите прочитать его поскорее.

Сонеа уже открывала письмо.

— Спасибо! — Она пробежала его глазами. Почерк был четкий и профессиональный. Ну конечно, они же не умеют писать. Чтобы послать ей весточку, им приходится обращаться к писцу.

— У тети будет еще ребенок! — воскликнула Сонеа. — Как бы я хотела их повидать!

— Сходите повидайте, — посоветовала Таниа. — Вам никто не мешает. Гильдия — не тюрьма, в конце-то концов.

Сонеа задумчиво посмотрела на служанку. Конечно, Таниа не знает про Аккарина. Но Аккарин не запрещал ей посещать родных. Стражники ее не остановят. Она может идти, куда хочет. Аккарину это вряд ли понравится, но с тех пор, как он вытолкнул ее из потайного коридора на растерзание Реджину, ей очень хотелось сделать ему какую-нибудь гадость.

— Ты права, — медленно произнесла Сонеа. — Схожу-ка я к ним. Прямо сегодня и схожу.

Таниа улыбнулась:

— Уверена, что они очень обрадуются.

— Спасибо тебе, Таниа, — поблагодарила девушка. Служанка поклонилась и, все еще улыбаясь, вышла из библиотеки.

Запихивая конспекты в шкатулку, Сонеа предвкушала поход в город, но, задумавшись о том, что именно ей предстоит, она пришла в себя. Навестить родных будет не так-то просто. Конечно, она может свободно ходить по улицам города. Однако в трущобах ее одежды привлекут внимание и, возможно, вызовут открытую вражду. Когда она раньше ходила в гости к тете, она еще не была ученицей и не сталкивалась с этой проблемой. В принципе она легко сможет защититься от приставаний и камней, но ей бы хотелось этого избежать. А тете с дядей и подавно не нужен повышенный интерес соседей.

Однако, согласно закону, она всегда должна носить университетскую форму. Перспектива нарушить закон ее мало пугала, но где она сможет переодеться в потрепанную одежду жительницы трущоб, даже если найдет что-нибудь подходящее?

Она могла бы купить пальто или плащ на Рынке, как только попадет в Северный Сектор, но для этого ей понадобятся деньги, а стипендию Сонеа хранила в своей комнате в Резиденции. Она решительно сжала губы. Страх перед Аккарином не заставит ее изменить планы! Он редко бывает дома днем. Скорее всего, ей удастся избежать встречи.

Подхватив шкатулку, Сонеа поклонилась леди Тии и выскользнула из библиотеки. Шагая к выходу, она улыбнулась. Кроме плаща, она купит подарок родным, а после визита к ним заглянет в пивную Джоллина, повидается с Хэррином и Дониа и спросит, как дела у Сири.

Тем не менее, когда она зашла в Резиденцию, ее сердце забилось от страха. К ее облегчению, Аккарина не было дома, а Такан появился только на минуту, почтительно поклонился ей и снова исчез во внутренних комнатах. Она бросила шкатулку на стол, сунула мешочек с деньгами во внутренний карман и спустилась вниз. Когда дверь Резиденции захлопнулась за ней, она выпрямилась и неторопливым уверенным шагом направилась к воротам.

Девушка прошла мимо стражников, которые с любопытством посмотрели на нее, но ничего не сказали. Скорее всего, они никогда не видели ее раньше. Она покидала территорию Гильдии всего несколько раз, и только в карете, вместе с Ротаном. Наверное, им просто было странно видеть ученика, идущего пешком.

Во Внутреннем Круге она почувствовала себя неловко. При виде роскошных особняков в памяти живо возникли картины ее прежних походов в эту часть города, когда она приносила починенную обувь и одежду слугам, работавшим в Великих Домах. Хорошо одетые господа и дамы во Внутреннем Круге неизменно провожали ее подозрительными взглядами, и ей приходилось постоянно предъявлять железный кружок — пропуск во Внутренний Круг.

Теперь те же самые люди вежливо кланялись и улыбались ей. Это казалось Сонеа странным, почти нереальным. Чувство нереальности происходящего усилилось, когда она проходила через ворота в Северный Сектор. Стражники отдали ей честь и даже остановили экипаж с инколом Дома Корина, чтобы она могла пройти.

В Северном Секторе вежливые поклоны и улыбки сменились косыми взглядами. Сонеа быстро передумала идти на Рынок, свернув вместо этого в магазин с вывеской «Лучшая Одежда. Продажа. Переделка».

— Да? — Дверь открыла седая женщина. Увидев девушку в форме ученицы Гильдии, она ахнула от изумления.

— Госпожа моя? Чем я могу вам помочь? — спросила она, торопливо отвесив поклон.

Сонеа улыбнулась:

— Я хотела бы купить плащ.

— Заходите! Заходите! — Женщина широко распахнула дверь и еще раз поклонилась, когда Сонеа вошла внутрь. Она провела Сонеа в комнату, заставленную вешалками с одеждой.

— Не уверена, что у меня есть что-нибудь достойное вас, — сказала женщина извиняющимся тоном, торопливо снимая с вешалок несколько плащей. — Вот красивый плащ, капюшон с оторочкой из меха лаймека, а есть еще такой же, с вышивкой по краю.

Сонеа не смогла удержаться от искушения и осмотрела плащи.

— Отличная работа, — сказала она, разглядывая вышивку. — А вот мех вряд ли настоящий, у лаймека-то двойная шкура.

— Ах, простите! — воскликнула женщина, выхватывая плащ у Сонеа из рук.

— Ничего, такой мне все равно не годится, — быстро сказал Сонеа. — Мне нужно что-нибудь старое и поношенное. Не подумайте, что я рассчитывала найти что-то такое у вас в магазине, но быть может, у кого-нибудь из служанок есть плащ, который давно пора выбросить?

Женщина удивленно посмотрела на Сонеа.

— Не знаю… — начала она в замешательстве.

— Может быть, вы спросите служанок? — предложила Сонеа. — А я пока что полюбуюсь шитьем.

— Ну если вы хотите… — Портнихой явно овладело любопытство. Она поклонилась и вышла из комнаты, окликая служанку.

Сонеа прошла вдоль рядов с одеждой, задумчиво ощупывая ткани и рассматривая приглянувшиеся вещи. Она грустно присвистнула. Увы, закон запрещает ей носить что-либо, кроме формы. Она может позволить себе купить все эти красивые вещи, но ей вряд ли представится случай их надеть.

Заслышав торопливые шаги, она повернулась. Вошла портниха с ворохом одежды в руках. За ней семенила напуганная бледная служанка. Увидев Сонеа, она широко раскрыла глаза.

Порывшись в принесенной одежде, Сонеа выбрала длинный плащ с аккуратно зашитой прорехой и местами оторвавшейся подкладкой. Она посмотрела на служанку:

— Здесь где-нибудь есть огород? Или курятник?

Девушка кивнула.

— Сходи туда с этим плащом и испачкай его снизу влажной землей, а потом брось его в грязь и слегка отряхни.

Изумленная служанка молча кивнула и вышла. Сонеа вложила в руку портнихи золотой, а когда служанка вернулась с перепачканным плащом, незаметно опустила ей в карман серебряную монетку.

«Кто бы мог подумать, что воровские навыки пригодятся мне, чтобы подбрасывать деньги!» — подумала Сонеа, выходя из магазина. Она чувствовала себя очень довольной. Плащ, наброшенный поверх мантии, надежно защищал ее от враждебных взглядов.

Стражники у входа в трущобы лишь мельком взглянули на Сонеа. Их больше интересовали те, кто пытался пройти в обратную сторону. В нос ей ударил запах: неприятный и в то же время до боли знакомый. Она огляделась и поняла, что чувствует себя дома. Реджин, Аккарин и другие проблемы отодвинулись на задний план.

Вдруг она заметила, что мужчина у входа в пивную внимательно разглядывает ее. Сонеа снова напряглась. Не стоит забывать, где она находится. Конечно, она может защититься при помощи магии, но лучше не доводить дело до этого. Наклонив голову и не теряя бдительности, она быстро пошла вперед.

Джонна и Ранел теперь жили в более респектабельной части трущоб, застроенной крепкими деревянными домами. Заглянув на Рынок, она купила несколько детских одеялец, корзину овощей и свежего хлеба. Она с удовольствием купила бы какой-нибудь роскошный подарок, но знала, что Джонна ни за что не примет его. «Не хочу, чтобы в моем доме были штучки для богатых, — говорила она. — Что о нас подумают люди!»

Оказавшись на улице, где жили ее родные, Сонеа бросила несколько сладких булочек мальчишкам, возившимся около мусорных бачков. Они наперебой прокричали «спасибо». Сонеа поняла, что давно ей не было так хорошо.

«С тех пор, как уехал Дорриен, — вдруг подумала она. — Но лучше не думать о Дорриене».

Когда она подошла к дому Джонны и Ранела, к ее радости примешивалась легкая тревога. С тех пор как она вступила в Гильдию, ее родные чувствовали себя неловко в ее обществе. Год назад они оказались свидетелями того, как она потеряла Контроль над Силой. Сонеа не удивилась, если б оказалось, что они все еще ее боятся. Тем не менее она понимала, что страх и неловкость сгладятся, только если тетя и дядя будут хотя бы изредка видеться с ней. Они боятся посещать ее в Гильдии, значит, она должна навещать их в трущобах. Сонеа не хотелось потерять своих единственных родственников.

Она постучала. Секунду спустя Джонна открыла дверь.

— Сонеа!

— Привет, Джонна!

Джонна распахнула дверь.

— Ты изменилась… Ага, я поняла твою хитрость с плащом! Слушай, а это не против правил?

Сонеа фыркнула:

— Чихать я хотела на правила! Я получила сегодня твое письмо. Не могла же я не прийти! Смотри, я принесла тебе гостинец.

Протянув тете корзину и сверток с одеялами, Сонеа прошла в маленькую, просто обставленную гостиную. Вошедший Ранел довольно рассмеялся:

— Сонеа! Как поживает моя маленькая племянница?

— Отлично! — соврала Сонеа.

Не думать про Аккарина! Незачем портить себе день! Ранел обнял ее.

— Спасибо за деньги, — шепнул он ей на ухо.

Сонеа улыбнулась и начала снимать плащ, но передумала. Подойдя к детской кроватке, она посмотрела на мирно посапывающего ребенка.

— Как он вырос! — удивилась она. — Не болеет?

— Почти нет, только временами покашливает, — сказала Джонна с улыбкой. Она погладила себя по животу. — Мы надеемся, что на этот раз будет девочка.

Сонеа с радостью заметила, что Джонна и Ранел вели себя с ней гораздо свободнее, чем в прошлый раз. Они поели булочек поиграли с ребенком, когда тот проснулся, и обсудили имена для следующего. Ранел рассказал Сонеа про ее старых друзей и про последние события в трущобах.

— Мы слышали про Чистку, хотя сами, конечно, сидели дома, — вздыхая, сказал Ранел и искоса взглянул на Сонеа. — А ты?.. — спросил он.

— Нет! — сердито сказала Сонеа. — Ученики не участвуют. Я… глупо, конечно, но я почему-то думала, что они отменят ее, после того, что случилось в прошлом году. Когда я закончу Университет… — Она покачала головой. И что я сделаю? Уговорю их прекратить это? Послушают они меня, как же!

Она вздохнула. Ей еще не скоро удастся помочь людям, которых она считала своими близкими, если удастся вообще. Мысль о том, что она сможет убедить Гильдию прекратить чистки, теперь казалась ей наивной и смешной, как и надежда, что они когда-нибудь предложат жителям трущоб Целительство.

— Что у нас тут еще есть? — спросила Джонна, роясь в корзине с овощами. — Ты ведь останешься пообедать с нами, Сонеа?

Сонеа встревожилась.

— А сколько времени? — Выглянув в узкое окошко, она увидела, что солнце клонится к закату. — Нет, боюсь, что мне нужно идти.

— Будь осторожнее на обратном пути, — сказал Ранел. — Мы тут все дрожим от рассказов про убийцу, который орудует в трущобах.

— Сонеа справится с ним в два счета, — хихикнула Джонна. Ее уверенность вызвала у Сонеа улыбку.

— Что за убийца?

Ранел поднял брови.

— Я думал, об этом все знают. — Он поморщился. — Говорят, он не из Воров. Воры сами устроили на него охоту, но пока безуспешно.

— Трудно представить, что можно долго скрываться от Воров, — задумчиво сказала Сонеа.

— Это длится уже не один месяц, — объяснил Ранел. — А еще люди говорят, что год назад было несколько похожих убийств, и до того тоже.

— А кто-нибудь его видел?

— Многие видели, но все говорят по-разному. Точно знают, что он носит кольцо с большим красным камнем. — Ранел наклонился вперед. — Но самый странный рассказ я слышал от одного из наших клиентов. Он сказал, что муж его сестры держит гостиницу на Южной стороне. Однажды ночью он услышал крики в комнате наверху и побежал взглянуть. Когда он ворвался в комнату, убийца выскочил в окно. Но вместо того чтобы упасть вниз — это был третий этаж! — он взлетел вверх, как птица!

Сонеа пожала плечами. Многие, кто занимался подозрительными делишками, умели пробираться по крышам трущоб. Этот путь назывался Верхней Дорогой. Возможно, убийца ухватился за карниз и забрался на крышу.

— Но это не самое странное, — продолжал Ранел. — Хозяин гостиницы сказал, что у убитого не было никаких серьезных ран, только неглубокие порезы. Он сказал, что у него просто поджилки затряслись при виде тела.

Сонеа нахмурилась. Никаких ран, кроме неглубоких порезов, но человек был мертв. Внезапно кровь заледенела у нее в жилах. В памяти мелькнула сцена с Аккарином в подземелье.

Такан опустился на колено и протянул запястье. В руке Аккарина блестел кинжал. Он провел лезвием по коже слуги и положил ладонь на рану…

— Сонеа! Ты меня слушаешь?

Она моргнула и посмотрела на дядю.

— Да. Просто вспомнила кое-что. Все эти разговоры об убийствах… — Она вздрогнула. — Пойду-ка я лучше.

Она встала, и Джонна обняла ее.

— Хорошо, что ты можешь защититься, Сонеа. Мне не нужно больше беспокоиться за тебя.

— Хм! Могла бы и побеспокоиться немного.

Джонна засмеялась.

— Хорошо, если тебе от этого станет легче.

Сонеа попрощалась с Ранелом и вышла на улицу. Пробираясь по трущобам, она вспоминала слова Лорлена во время чтения ее памяти.

Мне страшно думать об этом, но я боюсь, что ты можешь показаться ему привлекательной жертвой. Он знает, что у тебя много силы. Ты могла бы стать мощным источником магии.

Но Аккарин не может ее убить. Если она исчезнет, Ротан и Лорлен расскажут о его преступлении. Аккарин не может так рисковать.

Миновав ворота, Сонеа вышла в Северный Сектор. Она никак не могла успокоиться. Неужели он охотится в трущобах? Неужели ее родные в опасности?

«Он не посмеет убить их, — решила она. — Тогда я тоже расскажу Гильдии правду».

Внезапно она сообразила, как глупо было отправляться в гости, никого не предупредив. Только Таниа знает, что она собиралась в трущобы. Если Ротан и Лорлен поймут, что ее нигде нет, они могут решить, что это дело рук Аккарина. А Аккарин может подумать, что она сбежала, и попытаться отомстить остальным.

Сонеа поняла, что не успокоится, пока не вернется в Резиденцию, хотя это означает, что она, возможно, окажется под одной крышей с тем самым убийцей, которого так боятся жители трущоб.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная